Максим Голубев (carabaas) wrote,
Максим Голубев
carabaas

Categories:

ПОГИБШИХ РАБОТНИКОВ ТРАМВАЙНОГО ДЕПО

ХОРОНИЛИ БОЛЬШЕ ДВУХ МЕСЯЦЕВ. ПО МЕРЕ ТОГО, КАК НАХОДИЛИ ТЕЛА
свидетельство очевидца

"Киевские Ведомости"  25 февраля 1993 года



Уважаемая редакция! Прочитал в вашей газете письмо очевидца Куреневского потопа 13 марта 1961 г. До поздней ночи говорили мы с женой на эту тему, разбередили старые душевные раны. По настоянию жены решил написать и свои воспоминания. Многое стерлось в памяти за долгие годы: детали, фамилии товарищей по работе, но главное я попытаюсь изложить.

В то трагическое утро, 13 марта 1961 г., понедельник, я как обычно ехал на работу в трамвайное депо им. Красина к 8 час. 30 мин.

Там работал я до призыва на службу в СА, туда же вернулся после службы на должность мастера по ремонту трамваев. Было мне тогда 28 лет.

Подъехать к парку трамваи не могли: рельсы были покрыты водой, которая шла по лощине со стороны Бабьего Яра.

Подойдя к парку, я увидел, что грязная вода через открытые ворота шла на территорию депо. Закрыл ворота, но вода пошла под ними. Я вспомнил, что на заднем дворе была куча кирпича. Решив, что кирпич может как-то сдержать воду, которая пока еще не сильно стекала под воротами, угрожая залить смотровые ямы, я вместе со слесарями нагрузили грузовоз и подъехали по рельсам, залитым водой, к воротам. Стали бросать кирпичи под ворота, мы надеялись ; таким образом направить воду по ул. Фрунзе. Но сбросив штук 50—60, увидели, что вода сносит кирпичи. Я забрал слесарей и отъехал грузовозом на задний двор.

Зашли в павильон, где стояли трамваи. Этот павильон был расположен на возвышенности парка, воды там еще не было.

На широком кирпичном заборе сидели, сотрудники депо, в том числе и начальник маршрута, а также просто любопытные. Они смотрели на происходящее вокруг.

Шла уже вода с илом. Потом неожиданно появился большой вал грязно-серой жижи, который нес бетонные трубы метрового диаметра, деревья. Этот вал в один миг снес забор и двухэтажное административное здание, как спичечный коробок, вместе с людьми в конторе и на заборе. Этот вал пошел по территории депо, сметая все на своем пути: трамваи, павильоны для ремонта трамваев, людей.

Видя приближение вала высотой 7—8 метров, сметающего все на своем пути и приближающегося к павильону, где находился я и мои товарищи по несчастью, мы стали убегать в конец сооружения. Тут же увидели, что половина павильона была снесена валом. Выскочив из ненадежного укрытия, по пояс в вязком иле, мы "побежали" к кузнице, что находилась сзади павильона. Но и тут нам пришлось быть недолго, так как на нас надвигалась крыша разрушенного павильона. Мы все прыгнули с крыши кузницы на землю, где было уже жижи по грудь. В этой жиже пришлось оставить ботинки.

Но когда уходил от кузницы в сторону 4-й обувной фабрики, увидел женщину, стоящую в яме для песка по шею в жиже. На вытянутых вверх руках она держала ребенка, в возрасте, примерно, до года, и взывала о помощи. Я подбежал, выхватил ребенка, вытащил женщину. Невдалеке лежал труп женщины, видимо, принесенной потоком.

Я выбрался на сухую землю и пошел на 4-ю обувную фабрику, где мне дали на мои босые ноги старые сандали. Все остальные мои товарищи. которые были со мной, спаслись и разбежались кто куда.
Я вернулся в депо, поток жижи остановился. Все мы были в ужасе, видели много смертей на территории и за депо. Погибло 44 работника нашего депо.

На протяжении 6 месяцев не мог спать спокойно, просыпаясь в холодном поту от тех кошмаров, которые преследовали меня во сне. Депо было разрушено, временным моим местом работы по осмотру и ремонту трамваев стала смотровая яма на 14-й линии Пущи-Водицы.

Через год на старом месте построили новый парк, но в него не вернулись наши товарищи, которых мы хоронили до мая месяца по мере того, как их тела находили. Мы помнили о них и понимали, что судьба была более благосклонна к нам, оставив нас в живых. Ежегодно, 13 марта, все сотрудники депо поминали наших преждевременно ушедших друзей и товарищей. Было тяжело находиться в этой обстановке, появились новые люди на работе, они не знали о нашем горе, мы же — помнили. Думаю помнят и сейчас, кто жив еще.

В 1970 году я ушел из депо. Работаю слесарем на заводе "Генератор".

Петр СИРЧИК
читатель

Tags: Киев, Украина, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments