Максим Голубев (carabaas) wrote,
Максим Голубев
carabaas

К   истории   русской   науки

Борис Захарович Коленко
В. А.  Варсанофьева

 В мае 1946 г. геологической общественностью Москвы отмечен был необычный юбилей: девяностолетие старейшего петрографа и минералога нашей страны— Бориса Захаровича Коленко. Те теплые, глубоко искренние слова, которыми он ответил на многочисленные приветствия, были, по его собственному выражению, прощальными словами. Прощаясь с товарищами по науке и с молодым поколением начинающих свою работу ученых, он призывал и благословлял их на дальнейший неустанный труд на пользу дорогой ему русской науки и просвещения родной страны 4 декабря 1946 г.— через семь месяцев после того, как прозвучали эти трогательные прощальные слова — Бориса Захаровича не стало.

 Вся долгая жизнь Бориса Захаровича была служением науке и просвещению, она вся проникнута любовью к природе, к знанию и к людям.

 Б. 3. Коленко родился 20 апреля (3 мая н. ст.) 1858 г. в Кишиневе, в семье педагога. Его отец был преподавателем истории и инспектором Кишиневской мужской гимназии, а впоследствии директором классической гимназии в Херсоне и Екатеринославе (теперешнем Днепропетровске). Мать его была впоследствии начальницей женских институтов в Керчи, Новочеркасске и Казани. Это была образованная женщина, следившая за литературой, за развитием общественной мысли, за педагогическими Ідеями своей эпохи. Шестидесятые годы характеризуются увлечением естествознанием, интерес к которому проявляется в широких общественных кругах. Мать Бориса Захаровича, сама дававшая ему уроки, с ранних лет заинтересовала его естественными науками. Интерес этот поддерживался и тем, что мальчик много времени проводил на лоне природы, имел домашних животных, собирал разнообразные коллекции. В 7-летием возрасте он уже имел свою лошадь и совершал один верхом большие прогулки. На Днепре у него с братом была своя лодка, на которой они уезжали часто на целый день, а иногда и на ночь на рыбную ловлю, пользуясь той свободой, которую давали им родители.

 Среднее образование Борис Захарович получил в классической гимназии. Основными предметами в учебном плане классических гимназий были древние языки и математика. Борис Захарович проявил большие способности в области математики и увлекся этим предметом в последние годы пребывания в средней школе на уроках хорошего преподавателя.

 Борис Захарович окончил гимназию в 1875 г. и поступил в Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета. Он несколько колебался в выборе специальности между математикой и естествознанием, но выбор его в конце концов пал на естествознание именно потому, что ему не удалось достаточно хорошо изучить его в средней школе, а к познанию природы и естественных паук он стремился с детства.

 В те годы, когда Борис Захарович был студентом, состав профессоров Петербург-скoгo университета был блестящим. Кафедру химии возглавляли Д. Л. Менделеев Н. А. Меншуткин, кафедру физиологии П. М. Сеченов, физику читал Ф. Ф. Петрушевский и зоологию К. Ф. Кесслер и Ю. И. Вагнер, ботанику и физиологию растений А.Н. Бекетов и А. С. Фаминцын. Во главе кафедры геологии стоял А. А. Иностранцев, а кафедру минералогии возглавлял В. В. Докучаев.

 Борис Захарович на 3-м курсе избрал геологию своей специальностью, увлекшись не столько лекциями Иностранцева, сколько содержанием самой науки. В 1877г. университетом объявлена была конкурсная тема по геологии: "Опытный путь в исследовании метаморфизма горных пород". Борис Захарович написал сочинение на эту тему и предоставил его к 1 января 1878 г. Сочинение это было удостоено   золотой  медали   и зачтено как  кандидатское.

 Лето 1877 и 1878 гг. Борису Захаровичу пришлось провести в окрестностях Кривого Рога, где он много экскурсировал, осматривая рудные месторождения. Его поразили обнажения этого района, прекрасные горные породы, образцы руд. В первое лето он составил там великолепную коллекцию для Киевского университета, а на следующий год собрал прекрасную коллекцию для Петербургского. По его словам яркие впечатления пребывания в Кривом Роге сыграли несомненную роль в определении его интереса к геологическим наукам и в выборе специальности.

 В 1879 г. Борис Захарович был оставлен при кафедре геологии для подготовки к профессорскому званию. Он уже состоял тогда членом Русского минералогического общества и членом Общества естествоиспытателей при Петербургском университете. Минералогическое общество командировало его в это лето для изучения геологического строения Заонежья. Он собрал там интересный материал и предполагал серьезно заняться его обработкой под руководством Иностранцева. Но уже через год он разочаровался в этом руководстве. А. А. Иностранцев в то время мало интересовался своими учениками, весьма редко вел с ними разговоры на научные темы и по существу не руководил их работой. По прошествии года Борис Захарович решил оставить университет и уехать в провинцию в качестве преподавателя. Он предполагал, что можно будет совместить работу педагога с серьезной подготовкой к научной деятельности, поддерживая связь с научными центрами. Но это были утопические мечты.

 В 1880 г. Борис Захарович был назначен преподавателем географии и естествознания в реальном училище и в женской гимназии во Владикавказе. Преподавание географии было очень слабо поставлено в средних школах в эти годы. Предмет этот был к загоне, его старались свалить на новичков, и часто географию преподавали не естественники, а окончившие историко-филологический факультет.

 Во главе Кавказского учебного округа стоял тогда очень хороший попечитель К. П. Яновский. Ои считал, что каждый новый учитель должен представить в округ подробную программу преподаваемого им предмета на текущий год. Следуя этому предписанию, Борис Захарович составил и подал свою программу, которая оказалась совершенно оригинальной. Она давала представление о ландшафте, о географическом комплексе, о зависимости особенностей страны от климата и т. д. Программа очень заинтересовала попечителя. Он дал Борису Захаровичу возможность провести занятия по этой новой программе и просил представить отчет о них в конце года. Приезжал специальный ревизор проверить, как идет дело у нового оригинального учителя. Уроки его имели исключительный успех. На следующий год военная гимназия пригласила его на повторение курса географии по новой программе. Серьезно работая над этим курсом, Борис Захарович не оставлял и геологин. В каникулярное время он посетил многие интересные места Кавказа: побывал на Садонских рудниках, на месторождениях озоке-рита в Судженском хребте, познакомился с нефтяными месторождениями Грозного, побывал на ледниках Казбека, в горной Осетии, на горячих источниках Генал-дона, вытекающих из-под ледников. Он экскурсировал по Кавказу как геолог и минералог и вместе с тем как любитель природы и охотник.
                                                       
 Во Владикавказе Б. 3. пробыл с 1880 но 1882 г. Он убедился за это время, что его намерение вести научную работу, поддерживая связь с центром, было неосуществимой мечтой, так как никто не отвечал ему из центра на его письма и запросы.

 Ему посоветовали ехать за границу, и Б. 3. решил предпринять эту поездку, использовав на нее 5.000 рублей, оставленных ему в наследство отцом. Деньги эти находились в руках его старшего брата, который очень отговаривал его так "легкомысленно тратить их". Но Б. 3. твердо решил ехать в Страсбургский университет к знаменитому. кристаллографу Гроту. Он написал ему письмо, на которое очень быстро получил ответ с приглашением приехать.  

 В сентябре 1882 г. он поехал в Страсбург, где пробыл более полутора лет (3 семестра). Борис Захарович рассказывал, с каким увлечением он там работал, просиживая в лаборатории по 13 часов в сутки. Он прослушал у Грота курсы кристаллография и минералогии, у Койна курс петрографии, прошел под руководством Кундта курс прак-тической физики, основной частью которого было знакомство с измерительными приборами. Когда прослушаны были курси кристаллографии и минералогии Грот предложил Борису Захаровичу приступить к кристаллографической работе на тему: «Редкие плоскости на кварцах».

 Эта узкая, чисто описательная тема не удовлетворяла Бориса Захаровича. B это время Кундт вел исследования по электрическим свойствам кварца и применил для его изучения метод опыления. Это дало возможность разрешить спор между Генкелем с одной стороны, Рентгеном, Фриделем и Кюри — с другой, относительно распределений электрических свойств в кварце. Спор решился и пользу Рентгена, Фриделя.

Этот вопрос очень заинтересовал Бориса Захаровича и наряду с описанием редких плоскостей он занялся изучением электрических свойств кварца в связи с кристал-лической системой. Эти исследования привели его к ряду интересных выводов. Им было впервые установлено, что гомоморфное развитие кристаллов представляет собою такие же закономерное явление, как и все виды гемиодрии и находится в связи с физическими свойствами кристаллов. Точно выяснено было распределении электрических свойств в кварце в зависимости от его кристаллического строении. Это давало возможность отбирать двойники от монокристаллов кварца. Впоследствии, пироэлектрнческие свойства кварца, изучением которых Борис Захарович начал заниматься одним из первых, оказались чрезвычайно ценными практически и нашли большое применение в медицине, радиотехнике, подводной сигнализации и др.

 Кроме того, во время своего пребывания в Страсбурге Борис Захарович исследовал как петрограф коллекцию изверженных пород из Новой Зеландии и напечатал статью на эту тему в «Neues Jahrbuch fur Mineralogie etc.» за 1884 г. Исследование о кварце напечатано в «Zeitschnftfur Kristallographie» за 1884 г. В Страсбурге же написана статья о его исследованиях в Заонежье, напечатанная в Записках Минералогического общества.

 В 1884 г. Борис Захарович вернулся в Россию и сдал магистерские экзамены в Петербургском университете.

 С осени 1884 г. он должен был вернуться в Кавказский учебный округ, так как получил только отпуск для поездки за границу и продолжал числиться гам на службе. Он был назначен учителем химии, физики и естественной истории в реальное училище з Екатерннодаре (Краснодаре). Оттуда в конце 1884г. он ездил в Петербургской университет защищать диссертацию на тему: «Полярное электричество кварца по отношению к его кристаллографической форме». Эта диссертация обратила на себя внимание. Одесский университет предложил Борису Захаровичу занять вакантную кафедру минералогия, и ректор просил его выехать в Петербург для переговоров в Министерстве народного просвещения. Директором департамента в Министерстве был в это время Аничков, который хотел назначить в Одесский университет Лагорио, имевшего кафедру в Варшавском университете, но стремившегося оттуда уехать в связи с семейными обстоятельствами. Аничков предложил Борису Захаровичу место экстраординарного профессора в Варшаве, на что последний согласился. Он хотел попасть в университет, чтобы отдаться научной работе. Попечителю Яновскому, побывавшему в это время в Министерстве, также совершенно категорически сказали, что Б. 3. Коленко будет назначен экстраординарным профессором в Варшаву пи в Одессу. Б. 3., вернувшись в Екатеринодар, распродал свое имущество и ждал назначения, но так и не получил никакого приглашения ни в тот, ни в другой университет. Он написал об этом одному из своих товарищей по гимназии, служившему в Министерстве, и тот ответил ему, что нет никаких разговоров о его назначении. В конце концов в Одессу на кафедру минералогии попал Прендель, скучнейший профессор, который чуть не отвратил на всю жизнь от минералогии А. К .Ферсмана, когда тот поступал в Одесский университет.

 Борис Захарович решил, что не судьба ему целиком посвятить себя науке, снова стал обзаводиться имуществом и остался в Екатеринодаре. Только несколько лет спустя он узнал, что помешало ему попасть в университет. Он встретился па одном из съездов русских естествоиспытателей и врачей с Н. Ф. Синцовым, который упрекнул его за то, что он не захотел занять кафедру у них в Одесском университете. На недоуменный вопрос Бориса Захаровича о том, почему же он так думает, И. Ф. Синцов ответил, что на их запрос в Министерство директор департамента сообщил, что магистр Б. 3. Коленко отказался ехать в Одесский университет. Оказывается, для того, чтобы директор департамента окончательно подписал назначение, Борису Захаровичу надо было оказать ему некоторые особые знаки внимания. Если бы Борис Захарович и знал об этом, его этика никогда не позволила бы ему так поступить. Вот какие обстоятельства снова помешали ему полностью отдаться научной работе, к которой он так стремился.

 В Екатеринодаре он пробыл с 1884 по 1889 г. и за это время много экскурсировал по Кавказу с ружьем и молотком, отдавал все своя досуги природе и любимой науке, и сделал много интересных наблюдений вдоль выемки строившейся Новороссийской железной дороги, был экспертом по проведению туннели на этой трассе, собрал для себя много ценных коллекций, но но имел возможности окончательно обработать и опубликовать эти материалы.

 В 1889 г. он был назначен директором классической прогимназии в Пятигорске. Где пробыл всего 2 года. За это время он провел очень трудоемкую работу—перевел труд Абиха "Геология Армянского нагорья". Кавказское отделение Русского географического общества в течение 1-5 лет не могло найти переводчика для этой большой работы. Б. 3. перевел ее и редактировал издание, причем сам выполнял буквально всю работу, кроме набора: выбирал бумагу, покупал шрифт и т. п.

 Издан этот труд исключительно хорошо. Это одно из немногих издании в мировой литературе, в котором нет ни одной опечатки.

 В 1900 г. Борис Захарович был назначен в Кутаис директором реального училища но пробыл там всего несколько месяцев и был переведен в Петербург в качестве дирек-тора 10-й мужской классической гимназии. Переезд в Петербург способствовал дальнейшему развитию его исследовательской работы. Возобновилась его связь с Минералогическим обществом, завязались сношения с Обществом естествоиспытателей при Петербургском университете, В 1904 г. им напечатана была работа о кластических породах Закавказья.

 В 1905 г. Борис Захарович был выдвинут на место директора департамента, затем попечителя Виленского учебного округа, но он отказался от этих назначений, так как его интересовала не карьера, а живое дело образования и воспитания молодежи и научная работа.

 Во время революции 1905 г. Борис Захарович: поддержал замешанного в революционном движении молодого геолога и преподавателя С. А. Яковлева, ныне известного профессора и крупнейшего специалиста но изучению четвертичных отложений. Это скомпрометировало самого Бориса Захаровича и восстановило против него реакционные круги Министерства. В 1907 г., когда исполнилось тридцатилетие его плодотворной деятельности в области народного просвещения, его вызвали в Министерство и сообщили, что на дальнейший срок он на службе не оставляется.

 Это освобождение от административной и педагогической деятельности имело благотворное влияние на научную работу Бориса Захаровича. Осенью 1907 г. он был приглашен Забайкальской ж. д. для изучения разрезов по Кругобайкальской дороге и заведования разными просветительными учреждениями Управления этой дороги.. Борис Захарович много сделал там для правильной постановки бурения на воду и других гидрогеологических исследований. Он был командирован заграницу для изучения мероприятий по охране горных дорог. Кроме того, он работал здесь как петрограф и собрал материал для своих «Петрографических эскизов по кристаллическим изверженным и метаморфическим породам Прибайкалья». Это очень интересный цикл работ, в которых затрагивается ряд общих теоретических вопросов.

 Прослужив 2 года на Забайкальской дороге, Борис Захарович вернулся в Петер-бург. Во главе Министерства народного просвещения стоял тогда Шварц, знавший Бориса Захаровича с 1900 г., когда он весьма деятельно работал в комиссиях по реформе средней школы. Шварц предложил ему работу в Министерстве, но Борис Захарович отказался, сказав, что хочет посвятить себя чистой науке и свободно ею заниматься. Тогда Шварц предложил ему прослужить некоторое время в учебной дирекции. Это давало право на пенсию в 3 000 рублей в год и обеспечивало возможность свободного существования. Борис Захарович принял это предложение, прослужил 2 года, получил пенсию в 1912 г. и тотчас же оставил службу, чтобы заниматься научной работой.

 Он поселился в Ревеле. По командировке Минералогического общества ездил в Забайкалье для продолжения начатых там петрографических исследований. В 1913 г. сделал в Минералогическом обществе доклад об изопертитовом строении плагиоклазов и напечатал заметку на эту тему.

 В 1914 г. Русско-германская война заставила его переселиться в Москву. Здесь он связался с Минералогическим кабинетом университета для проведения анализов и других лабораторных работ.
                                                                                   
 После революции Борис Захарович вступил на советскую службу.    
                
 Сначала он был ученым секретарем Горно-технического совета при ВСНХ и, кроме того, работал в ВИМС старшим петрографом. Когда была основана Московская горная академия Борис Захарович был избран членом ее Научно-исследовательского института и занялся оборудованием минералогического кабинета. Здесь же он впервые получил возможность преподавать в вузе. Ему предложено было читать курс общей геологии, от которого отказался А. П.Павлов. Кроме того, он читал краткий курс минералогии и кристаллографии, петрографии и курс рудных месторождений на металлургическом факультете и неоднократно замещал проф. Федоровского по курсу минералогии на геолого-разведочном факультете.

В Горной академии Борис Захарович работал с 1918 по 1924г., когда врачи запретили ему продолжать преподавательскую деятельность в связи с сильно pазвившимся склерозом сосудов головного мозга. 
                                                             
С тех пор он непрерывно вел работу дома в качестве консультанта, рецензента редактора и, кроме того, обработал очень большой материал шлифов, поступавший к нему от различных лиц и учреждений.     
 
 До 1928 г. он был на постоянном содержании в различных учреждениях а с 1928 г. брал частные работы на дом.  
                                                                
 За последние 18 лет своей жизни Борис Захарович проделал таким образом очень большую работу, которую трудно учесть, так как она частью вошла в труды других исследователей, частью еще не опубликована. Надо отметить описание огромного материала шлифов метаморфических и массивно кристаллических пород Северного Урала, собранных В. А. Варсанофьевой и переданных ею Борису Захаровичу. Надо надеяться. что этот материал можно будет опубликовать. Пока опубликована только небольшая статья о кросситах из пород восточного склона Урала в истоках Лозьвы и Сосьвы.
Для всех работ Бориса Захаровича характерны, по выражению Д. С. Белянкина, «всесторонний охват изучаемого предмета, изящество и точность работы, логичность и убедительность теоретических построений.

 Большой материал был описан Борисом Захаровичем и из сборов Е. Д. Сошкиной, работавшей в более северных частях Уральского хребта в верховьях Щугора и Подчерема.

 Борис Захарович проводил большую редакционную работу. В частности, он редактировал работу Попова о минералах Крыма. Он руководил работой некоторых аспирантов. С исключительным вниманием относился он к молодым начинающим исследователям, щедро уделяя им свое время, стремясь передать им свой богатый опыт и знания, свое проникновенное отношение к науке. Почти до самого последнего года своей жизни Борис Захарович вел научную работу и только когда совсем ослабело его зрение, он оставил микроскоп. До самого конца своих дней продолжал он интересоваться наукой, политическими событиями, жизнью своей страны. Беседа с ним доставляла большое удовольствие. Его суждения были всегда ясны и интересны. Особенно приятно было слушать его воспоминании о его долгой жизни, с начала до конца бывшей служением науке и просвещению.

В годы войны он безвыездно находился в Москве. Он поражал тогда всех спокойствием и выдержкой, полным равнодушием к личной опасности в период бомбардировок и твердой верой в победу нашего оружия, которую он сохранял в самые тяжелые минуты наступления врага. Он был тогда примером для всех окружающих.

СПИСОК   НАУЧНЫХ   ТРУДОВ                                                       
Б. 3.  КОЛЕНКО

1.  Опытный   путь   исследований  вопроса   с   метаморфизме   горных   пород. Кандидатское сочинение.
2.  Die Pyroelektricitat   des  Quarzes  in  Bezng  auf ein Krysfallographisches System.
3.  Mikroskopische   Untersuchung   einiger   Eruptivgesteine   von   der   Banks-Halbinsel, Neu Zeeland. Neues Jahrb. f. Mineralogie, 1885.
4. Полярное электричество кварца по отношению к его кристаллографическому характеру. Гемиморфизм, гемиэдрия. С.-Петербург, 1884.
5. Геологический очерк Заонежья. Материалы для геологии России, 1885. 6. Pseudomorphose v. Hornblende nach Olivin. N. Jahrbuch f. Mineralogie, 1885. 7. Перевод монографии Г. Абиха «Геология Армянского нагорья». Записки
«Кавказского отдела Императорск. русского географ. о-ва, книжка XXII под редакцией Б. 3. Коленко. 1902.
8. Андезит и обломочные породы в окрестностях Цагверы в долине Гуджа-ретисцхалы (Трналетские горы), т. XXXV, вып. 1; Тр. импер. С.-Петербургского о-ва естествоиспытателей. 1904.
9.  Петрографические эскизы.  I. Перидотит Крутой губы. Записки императ. Минер. о-ва, 2 серия,  1916.
10.  Петрографические эскизы. И. Плагиоклаз-кальцитовыи микронегматоид. Вестник М. Г. А., l, №2,   1922.
11.  Петрографические эскизы. III. Кордьеритовые гранулиты и келифитовая структура. Труды института прикладной минер. и металлургии, ВЫПУСК 24, 1926.

1 Д. С. Б е л я н к и н. О петрографических работах Б. З. Колонки. Изв. АН СССР, № 3. 1930.

Tags: Горинович
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments