Максим Голубев (carabaas) wrote,
Максим Голубев
carabaas

Categories:

Мемуары моей бабушки. Русские «самоеды»

Circus_Renz_1898.jpg

Берлинский цирк того времени самый большой цирк в Европе.

Он прекрасно оборудован. В нем показывают очень разнообразную программу.

Акробатические номера исполняют большие мастера арены. Дрессированные животные сменяют один одного на арене. Красивые и богатые апофеозы.

Кроме того часто показывают «этнографические» номера.


Привозят группу индейцев, или негров африканского племени. Они распологаются табором. На арене выступают с песнями, плясками, национальными играми, состязваниями.

На этот раз показывают «самоедов, дикарей русского севера». Это чукчи, или народ саамы.

Вокруг огромного бассейна стоят их чумы. Земля посыпана солью или искусственным снегом. 2-3 собачьи упряжки несут узкие нарты кругом бассейна. Каюры с взвизгами и криками погоняют их. На воде бассейна лодка-байдарка ищ тюленьего пузыря. В ней сидит человек, тоже в непромокаемой одежде. Верх лодки стягивает его у пояса, т.ч. он не может из неё выскочить, но и вода не может проникнуть внутрь лодки. Он гребет духсторонним веслом. Время от времени он переворачивается с лодкой. Потом сейчас же выныривает. Лодка становится в нужное положение. С него стекает вода. Публика взвизгивает при каждом нырянии и, когда лодка переворачивается назад апплодирует.

Потом играет бубен. Горит костер. Мужчины и женщины танцуют.

Ребятишки лет пяти-шести у них под ногами тоже ведут свой танец.

Лица у всех расписаны причудливыми узорами. На шее ожерелья из зубов и костей. Удары бубна все громче, быстрее быстрее кружатся на фоне огня причудливые фигуры, выкрики, гуканье, удары в ладоши в такт музыке.

После окончания представления мы идем на огромный участок за цирком, где устроили свое поселенье «самоеды». Тут у них привычные будни.

800px-Saami_Family_1900.jpg

Женщины у небольших костров варят еду, другие чинят и шьют одежду.

Мужчины чинят сани, лодки или просто сидят и курят большие трубки.

Собаки лежат на песке с вытянутыми языками. Им, видно, жарко.

Детишки – как маленькие медвежата в своих одежках и малахаях барахтаются между ними.

Проходят зрители. Идут, смотрят как смотрят в зоопарке на слонов, жираф, медведей, обезьян.

Нас коробит эта цивилизованная европейская публика.

Недалеко от нас стоит старик с трубкой. Мама обращается к нему с вопросами: откуда они, где еще побывали, когда вернутся на родину.

Он все понимает, говорит на очень ломанном русском языке. Отвечает спокойно, с достоинством.

Мама спрашивает,- как его зовут  - «Василий Николаевич». Мы удивляемся: имя-то совсем русское. Он говорит: «а как же! Мы из России, тоже русские, православные»

Мимо проходит типичный берлинец. Фланирующий, ничем особенно не заинтересованный. На минуту замедляет шаг. Удивлен: элегантная, хоть и очень просто держащая себя, дама разговаривает с этим… «замоедом».

Наконец у него мелькает догадка: это верно тоже аттракцион, момент из программы. Он широко улыбается и двигается дальше.

Чувствую, что и маме, как и мне противно его самодовольствие и превосходство.

На прощанье мама протягивает руку старику. Он с достоинством без поспешности пожимает её.

Мне кивает. Я довольна своей мамой.

Женщина, сидящая возле чума, провожает нас улыбкой.

Tags: Гаевская, мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments