Максим Голубев (carabaas) wrote,
Максим Голубев
carabaas

Category:

Особая команда Гемфурт

Русские «воспитанники СС» принимают присягу в Торгау (Германия). Фотография из берлинской газеты «Новое слово». 26 июля 1944 года.
Русские «воспитанники СС» принимают присягу в Торгау (Германия). Фотография из берлинской газеты «Новое слово». 26 июля 1944 года.

Разведшкола для русских подростков была создана в июле 1943 года недалеко от немецкого города Кассель, в местечке Гемфурт. Поэтому ее назвали «Особая команда Гемфурт». Учебные классы располагались в родовом замке Фрица Бухгольца — лейтенанта германской контрразведки. Директором секретного учебного заведения назначили унтер-офицера Шимека. Подбором, вербовкой воспитанников занимались попавшие в плен офицеры Красной Армии, переметнувшиеся на сторону гитлеровцев. Любопытно — использовать детей в подрывном деле фашистам предложил десантник Николай Фролов.


Немецкий солдат с детьми в оккупированной советской деревне
Немецкий солдат с детьми в оккупированной советской деревне

Будущих шпионов педагоги находили среди беспризорников и в детдомах на оккупированной немцами территории, в частности, в городах Орша, Смоленск. Инструкторы не гнушались даже психически больными детьми. Одиннадцать подростков-олигофренов прошли ускоренный курс обучения — две недели. Обычно он длился не меньше двух месяцев. Столько времени преподавателям потребовалось, чтобы внушить слабоумным — их матери пролетят на самолетах над Гатчиной. Чтобы их позвать, нужно выстрелить из ракетницы. Агенты провожали детей к мостам, складам и оставляли их ждать налета авиации. Маленькие диверсанты погибли во время бомбежки.

Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер разговаривает с мальчиком из местных жителей во время инспекционной поездки по Белоруссии
Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер разговаривает с мальчиком из местных жителей во время инспекционной поездки по Белоруссии

По приблизительным подсчетам, в разведшколе получили «образование» несколько сотен ребят в возрасте 13–17 лет. В диверсанты принимали не только мальчиков, но и девочек. Медсестер из них готовила фрау Элеонора Гайдар, завербованная сотрудница Красного Креста. Подготовку у нее проходила и 13-летняя Маша Полетаева. На ее глазах за сотрудничество с партизанами фашисты расстреляли мать девочки. Подростка схватили и отправили сначала в Витебский концлагерь, а потом в лагерь смерти «Майданек». По приказу гестаповцев она вместе с другими заключенными строила крематорий. В июне 1944 года подростка перевели в детскую школу диверсантов. Здесь вместе с другими мальчишками и девчонками Машу одели в немецкую форму, выдали винтовку. Несколько месяцев она проходила спецподготовку агента-диверсанта. Но в тыл Красной Армии юную шпионку забросить не успели. В середине января 1945 года курсантов эвакуировали. В дороге колонну разбомбила советская авиация. Побросав оружие, девочки небольшими группами разбежались кто куда. Через несколько дней Полетаева столкнулась с отрядом наших разведчиков, которым рассказала о своих злоключениях.

После того как беспризорники и детдомовцы попадали в Гемфурт, им давали несколько дней отдыха и кормили досыта. Инструкторы применяли действенный метод кнута и пряника. Сначала обездоленных детей запугивали, внушали им, что на родине их ждут допросы в НКВД, а потом — расстрел. Несовершеннолетних агентов убеждали: те, кто перешел на сторону фашистов, объявлены советским правительством врагами народа. Единственный выход для завербованных ребят — вооруженная борьба против Красной Армии. Нагнав страху, преподаватели везли своих подопечных на экскурсию в Дрезден в 1944 году. Внимание ребят обращалось на чистоту, порядок в городе, на состояние дорог. Естественно, такое сравнение было не в пользу Советского Союза.

Правда, запугивания не помешали юным диверсантам сдаваться целыми группами. Например, 13-летним Виктору Плеснецову и Виктору Агурецкому дали задание взорвать склад. Вместо этого мальчишки переночевали в поле, а на следующее утро сдались русским солдатам, доставившим беглецов в НКВД. Красноармейцы задерживали десятки подобных лазутчиков. Сопротивления они не оказывали. Старания воспитателей развед.школы пошли прахом. Зафиксировано лишь 10 достоверных случаев, когда выходцы из «Особой команды Гемфурт» подкладывали шашки со взрывчатыми веществами под рельсы и устраивали диверсии.

В начале 1945 года, после наступления Красной Армии, разведшкола несколько раз меняла прописку. Чуть раньше сотрудниками органов госбез.опасности был пойман и перевербован один из учеников Юрия Евтуховича, педагога Гемфуртской школы. Агент получил от новых хозяев задание и был переброшен за линию фронта. Вновь встретившись со своим преподавателем, он завоевал его доверие и стал инструктором в диверсионной школе. В январе 1945 года во время эвакуации ее курсантов перебежчик убедил своего наставника остаться на прежнем месте. Вскоре последний давал показания следователям СМЕРШ. После войны Евтуховича и его коллегу, Николая Горохова, расстреляли как изменников Родины.

Русские дети-диверсанты Миша Кругликов и Петя Маренков. 1943 год.
Русские дети-диверсанты Миша Кругликов и Петя Маренков. 1943 год.

К детям чекисты отнеслись более снисходительно. Тем, кто не убивал и не взрывал, зачли в наказание срок предварительного заключения и выпустили их на свободу. Настоящие диверсанты получили от 10 до 25 лет лагерей. Некоторых из них в 90-е годы реабилитировали.

Ориентировка Управления особых отделов НКВД СССР № 43079 от 30 августа 1941 года «О переброске через линию фронта агентуры немецкой разведки для проведения шпионской и диверсионной работы в тылу Красной Армии:
«16 июля сего года Особым отделом НКВД 15-го стрелкового корпуса (Юго-Западный фронт) был задержан 14-летний Капчинский Тадеуш, который показал, что его послал на нашу сторону для шпионской работы офицер германской армии. Капчинскому было дано задание пробраться в расположение частей 15-го стрелкового корпуса и установить их численность и вооружение.

5 августа сего года в районе скопления наших войск во время выбрасывания ракет были задержаны 12-летний Дорощев Петр и 15-летний Авдеев Роман, которые на допросе показали, что ракеты им дали немцы, показали, как их пускать, предварительно угостили вином и сладостями, а затем указали место перехода на территорию расположения Красной Армии. Дорошев и Авдреев заявили, что немцы обещали им по возвращении дать деньги, угостить сладостями, вином и катать на машине, а если они не выполнят их поручения, то арестуют их родителей.

7 августа сего года в районе расположения наших войск возле Ярцево были задержаны два подростка 13-летнего возраста, уроженцы Ярцева, в момент выбрасывания ими 5 ракет. При опросе задержанных было установлено, что оба они умственно недоразвиты. Сообщается для ориентировки в работе».

Заместитель начальника Управления особых отделов НКВД СССР комиссар госбезопасности 3 ранга Мильштейн.


Из отчетов начальника Смоленского управления НКВД за июль 1943 года:
«Шестнадцатилетний Алеша Розанов из Оленинского района Калининской области стал диверсантом по воле обстоятельств. Насильно угнанный в немецкий тыл, вчерашний школьник был зачислен в Серебрянскую разведшколу под Смоленском. В ней 150 юношей и девушек в возрасте от 13 до 16 лет готовились к проведению диверсий на железных дорогах. Обучение длилось полтора месяца и включало в себя теорию и практику подрывного дела, прыжки с парашютом, чтение карт. Ночью 10 июня 1943 года Цветков в составе диверсионной группы десантировался в районе деревни Шиздерево Бельского района. В течение десяти дней группа в условленном месте ожидала связного – старика в чёрном костюме и коричневом жилете. Этот человек, знавший их пароль – «клин», должен был снабдить агентов взрывчаткой и продуктами питания. Но так как встреча не состоялась, они решили разойтись в разных направлениях. В поисках работы Цветков объявился в посёлке Холм-Жирковский, выдавая себя за сироту. Там он и был задержан органами НКВД. На предварительном следствии несостоявшийся диверсант сообщил, что из Серебрянской школы в наш тыл будут заброшены ещё 15 девушек-разведчиц. Всех задержанных оперативники передавали в отделы контрразведки СМЕРШ, где и велось дальнейшее расследование»...

Из протокола дополнительного допроса задержанного Николая Гучкова (1943 год, 3 сентября, город Курск):
«Примерно в июле 1943 года к нам в детдом прибыли из бывшего МТС, расположенного в полукилометре от нас, немецкий унтер-офицер и старший лейтенант красной Армии, находившийся в плену у немцев. Собрали нас всех детдомовцев и начали отбирать, которые повзрослее и старших возрастов. Набрали человек 12-13. После отбора объявили, что мы будем работать на МТС. Прибыв туда, занялись работой: пололи картофель и другие огородные культуры. В данной МТС располагались немцы, а так же военнопленные, которые работали так же, как и мы. Не помню число и месяц, когда нас собрали 30 подростков, и унтер-офицер объявил, что все мы поедем в Германию на экскурсию, будем смотреть, как живут германские крестьяне, обследовать горы. Нас, 30 подростков, в городе Кассель поместили в дом, где обучается специально гитлеровская молодежь. Там мы прожили дня четыре, после чего нас отвезли километров на сорок за город, в отдельный двухэтажный дом на берегу озера. Мы, вместе с военнопленными, двумя братьями Бойко и Табалиным, разместились на первом этаже. На втором жили немецкий солдат, унтер-офицер и военнопленный Фролов».

Из протокола дополнительного допроса задержанного Николая Гучкова (1943 год, 3 сентября, город Курск):
«Прозанимавшись в этой школе некоторое время, немецкий унтер-офицер нам всем объявил, что мы готовимся для переброски в тыл к русским для выполнения задания в пользу немцев, и при этом заявил, что задача будет легкая и бояться нечего. В школе нам преподавали топографию, где изучали по карте Смоленской области расположение лесов, болот, озер, рек, выруб, поля, деревни, города, фронт и другие обозначения на карте топографическими знаками. Так же изучали компас и хождение по азимуту практически на местности. Была и строевая подготовка. В тактическую подготовку входило изучение обороны, изучение группы на группу в наступательных действиях, разведка местности, полей, лесов. Одни прятались, другие их искали. Подрывное дело мы практически не изучали. Нам только сообщили, что имеется тол в форме угля, в середину которого заделан капсюль- запал. В обращении он не опасен, взрывается в огне. Но тол нам не показывали».
Tags: история, разведка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Злободневное

    На моем окне разноцветные яйца. К чему бы это? С праздником всех, кто празднует!

  • ХРАБРЫЕ ЗАЙЦЫ вышли на итальянском ТВ

    Книги по мотивам сериала выйдут уже летом Украина, Киев Итальянская компания Rai Ragazzi приобрела права на премьерный показ мультсериала…

  • По информации МВД Чехии

    По информации МВД Чехии, в стране значительно сократился уровень краж велосипедов

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments